Сепарация от родителей

Автор:Татьяна Мартыненко

mtc Самая многочисленная возрастная группа клиентов психотерапевта приходится примерно на возраст от 28 до 44 лет. Этот промежуток захватывает два (а то и три) возрастных кризиса, в которые человек задумывается о себе и своей жизни, и естественно, актуализируется тема его взросления в родительской семье. Переживая кризис, человек много читает, познает себя, ищет ответы. Часто, до прихода на индивидуальную терапию, он проводит целое исследование (или расследование?) на предмет собственной личности. Проблема сепарации от родительской семьи, как важной ступени зрелости, акцентируется во всех направлениях психотерапии. В околопсихологической литературе полно страстей про то, что недостаток автономии грозит проживанием не своей жизни, жестокой психосоматикой, хронической бедностью практически  и нулевыми шансами на создание собственной семьи. Поэтому каждый, кто ступил, так сказать, на путь самопознания, задается вопросом: обожемой, а сепарирован ли я?! И что вообще означает сепарация, и стоит ли вообще беспокоиться на этот счет.

   Не думаю, что беспокоиться стоит всегда, но если этот вопрос волнует, то можно предположить наличие некоторой несвободы. Без подозрений на затянувшуюся связь с родителями живут либо люди вполне отделившиеся, либо те, кто еще даже не начинал… Впрочем, не мешало бы разобраться, какую личность можно считать сепарированной, а какую нет, и в чем, собственно, состоит эта самая сепарация.

   В системной семейной терапии выделяют первичную и вторичную сепарацию от родительской семьи. Под первичной подразумевают территориальное и финансовое отделение от родителей, под вторичной – эмоциональное. Соответственно, вполне может встречаться одно без другого. Человек может рано покинуть семью, но семья никак не покидает его. Он может создать собственную семью, обзавестись детьми, достичь больших вершин во внешнем мире, но при этом, например, продолжать выполнять особую роль в своей нуклеарной семье (для поддержания ее гомеостаза). И, напротив, взрослый, и даже зрелый, отпрыск может продолжать делить жилплощадь с родителями, при этом проживая собственную, непроницаемую и непостижимую для своих близких жизнь. Конечно, такой образ жизни нельзя считать полностью автономным, однако такой вариант нередко оказывается гармоничнее, чем внешняя самостоятельность. Если выбирать между внешним отделением и работой над собой, то второе куда важнее.

   На самом деле, территориальное отделение очень важно. Для своих родителей мы всегда будем детьми, и рефлекторные реакции нельзя ничем компенсировать. Трудно сформировать уникальные привычки и собственный стиль, если не менять бытовое окружение.

   В западном обществе такое встречается крайне редко, а вот в наших реалиях нередко молодая семья образуется в том же доме, где вырос один из супругов. Такой расклад также ошибочно принимают за сепарацию – мол, я взрослый, я женился уже. Вступая в брак, молодые люди часто не имеют опыта самостоятельной отдельной жизни, и у них нет возможности взглянуть со стороны на унаследованные семейные шаблоны поведения. Им просто некогда было это переосмыслить, переработать, и в результате, все это “добро” автоматом переносится в новую семью.

   По молодости можно торжественно обещать себе никогда не быть таким, как папа (или как мама),  но в один прекрасный момент (обычно ближе к середине жизни) человек внезапно обнаруживает, что именно это с ним и случилось. Нередко при помощи своего, уже порядком замученного всем этим, партнера. Но самое неприятное, что незавершенные задачи сепарации от родительских фигур будут переноситься в отношения между супругами. Мнимая взрослость (и скрытый инфантилизм) не позволяют заметить попытки доказать что-то жене, как маме, или обиды на мужа ровно как на папу… Также вариант, когда “половинка” становится всем на свете для человека – обречен: пузырь должен лопнуть, пуповина должна отсохнуть. В общем, все это весьма опасно, до тех пор, пока не осознано.

   Разрез каждой детско-родительской связи очень индивидуален: у кого-то родители излишне опекают свое чадо, но могут уважать его личные тайны; у других, наоборот – культивируют самостоятельность, но при этом выедают мозг нравоучениями; у третьих – родитель символически становится ребенком, которого приходится тянуть на своей энергии… Ок, в каких случаях можно говорить о серьезных проблемах с сепарацией и поводом обратиться к психотерапевту? Я думаю, можно выделить такие сигналы.

   Если у взрослого человека не хватает денег на, хотя бы минимальное, обеспечение себя в случае решения жить отдельно. Если взрослый человек не может принять важное решение в своей жизни самостоятельно. Также если важный (для себя) поступок сопровождается сильным чувством вины (также может быть страх, и даже стыд). Если эмоциональные конфликты с родителями (а также сиблингами), постоянные выяснения отношений  на повышенных тонах – как норма жизни. Если не получается держать родителей на комфортном для себя расстоянии. Если много обид на родителей, за то, жизнь сложилась не так, как могла бы. Если вера в собственную несостоятельность или ущербность заставляет искать заботу и контроль со стороны. Склонность вступать в со-зависимые отношения, со всеми вытекающими, равно как и отрицание ценности семьи, убежденное холостячество. Если яркая  и успешная жизнь человека – это, на самом деле, способ доказать, что он чего-то стоит. Если родитель полностью вычеркивается из жизни, вплоть до отрицания сходства и кровного родства с ним. На другом полюсе – повторение судьбы родителя, не осознанное копирование. Если человек очень хочет, но не может (дисфункция) завести семью – тоже можно говорить о незавершенных задачах развития и сепарации. Ну, и конечно же, если налицо приоритет отношений с родителями перед любовными или супружескими отношениями. 

   Признаков и критериев можно найти еще много, и в каждом случае это будет уникальное сочетание. Есть мнение, и я с ним отчасти согласна: если человек, явно или в сердцах, обвиняет родителей в собственных неудачах по жизни – сепарация точно не пройдена. И, соответственно, ответственность за свою жизнь – признак зрелости. Это если очень упрощенно.

   Не думаю, впрочем, что реально добиться полной свободы от влияния на родителей на свое душевное равновесие. Да и стоит ли… Помните, что чем ярче индивидуальность, тем острее протекает сепарация. И соответственно, чем больше разница в душевной организации, пропасть в ценностях и восприятии мира – тем больше дистанция нужна. Хоть “на прошивке” каждый из нас продукт своей семейной системы (нравится нам это или нет), переосмысление себя, и своего родового наследия – единственный путь к свободе жить собственной жизнью.

Вам может быть интересно: