Что значит “мои границы”?

Автор:Татьяна Мартыненко

 personal-space  В своей практике, и в жизни, я давно заметила, что представление о личностных границах у людей может сильно различаться. Кроме того, им нередко любят злоупотреблять, особенно в контексте воспитания детей и женско-мужских отношений. Из некоторых публикаций создается впечатление, что границы – это что-то вроде священной коровы в психологии: стоит лишь у себя обнаружить, а затем научиться оборонять – и все будет зашибись. Иной раз сам собой напрашивается вывод, что психологи знают о личностных границах человека нечто очень важное и правильное, чего простой человек знать не может. Оттого и страдает.

   На самом деле, это не может быть так. Ведь что такое границы человека? Это же не конкретные очертания, к примеру, владений какой-нибудь конкретной страны, которые прорисованы на карте и очевидны для всех. Границы личности (или психологические границы) являются динамическим процессом и неразрывно связаны с таким понятием как идентичность. Только ясное понимание того, кто я, какой я, чего хочу и чего не хочу, дает возможность определять свои собственные границы в данный конкретный момент времени. Диффузия идентичности обуславливает неопределенность, неясность, границ. Человек с диффузными границами пытается компенсировать это за счет итроецирования (влияния извне), впрочем это является естественным в процессе становления и развития личности.

   В процессе роста ребенок учится определять границы: своего тела, окружающих людей, отношений, мира (проверяя его на прочность заодно с собственным здоровьем) и т.д. Хорошие родители будут чуткими к реакциям своих детей, но откуда взялся миф о том, что можно совсем не нарушать личностные границы ребенка в семье? Даже самые продвинутые родители не в силах обеспечить неприкосновенность границ своего ребенка, потому как воспитание, само по себе, является процессом, устанавливающим, навязывающим определенные правила (границы). Раннее обучение происходит посредством внушения – ребенок “состоит из своих родителей”. Это только в подростковом возрасте появляются первые ростки индивидуальности, и человек начинает пересматривать и перепроверять интроекты, пробовать новые формы отношений и устанавливать свои границы.

  Идентичность формируется и изменяется на протяжении всей жизни. Поэтому каких-то четких, раз и навсегда определенных, границ у человека быть не может. Так называемые, принципы могут – и должны – меняться в зависимости от ситуации, возраста, зрелости личности. Люди с очень жесткими (ригидными) границами – это психопаты, у которых ограничена способность приспосабливаться к вызовам  окружающей среды.

  Никто не может судить о ваших границах. Так же и о их нарушении. Ни одному человеку, кроме вас, неизвестно, где они начинаются и где заканчиваются. Посторонние могут лишь замечать последствия вторжения, заметив со стороны вашу реакцию, которую вы у себя можете проигнорировать. Однако же, рассказывать вам, что “вот это вот” было чистейшей воды нарушением ваших границ – не что иное, как навязывание стереотипов и своих ценностей, которые могут не совпадать с вашими.

  Агрессия – это “материал”, из которого созданы границы и с помощью которого регулируются. Маркером нарушения границ является чувство злости. Если человек несвободен в проявлении агрессии, и злость у него под запретом, то скорее всего, его границы будут нарушаться извне хронически. Хорошо если это сознательный выбор (как например, у истинных христиан с их “левой щекой”), но чаще – вследствие того, что человек научился проскакивать свое чувство злости и не может останавливать обидчика вовремя. С обратной стороны,  у кого с агрессией получше – тот и живет кучерявей.

   В уже сложившихся, какое-то время длящихся, отношениях, не бывает одностороннего нарушения границ. “Жертва” всегда агрессивна, хотя никогда не осознает этого: это может быть и вызываемое чувство вины, и удушающая забота (она же контроль), и “невинное” обесценивание, и все, что угодно. То есть, нарушение границ партнера часто бывает реактивным восстановлением баланса. Опять же, если взаимное проявление агрессии происходит осознанно и открыто, то это может стать частью (сексуальной) игры. Но если же – хронически и в полной “бессознанке”, то агрессия капсулируется и начинает циркулировать внутри замкнутой системы, элементы которой разрушают себя и друг друга. Это хорошо видно в структуре созависимых отношений.

     Границы личности исчезают в слиянии (конфлюэнции) – когда уже нет “я” или “ты”, а есть некое “мы”. Сливаться можно с одним человеком, а можно и с группой людей, причем любого масштаба. Слияние чревато утратой индивидуальности – теперь это “мы” живет какой-то жизнью, но тогда и ответственность за совместный процесс  тоже “общая”. И в этом может быть своя выгода… впрочем, как и наоборот.

   Однако, стирание границ далеко не всегда является патологичным процессом. Командное единство, религиозный и мистический опыт, интуитивная связь матери и ребенка – все это примеры здорового функционирования в слиянии. Не говоря уже об интимных отношениях, когда взрослому человеку удается хотя бы на мгновение раствориться в другом… По сути, все усилия, совершаемые человеком в жизни направлены на достижение этих редких моментов экстаза – возвращения в состояние безмятежного младенческого слияния.

Вам может быть интересно: