Патология в паре

Автор:Татьяна Мартыненко

Обещала я по патологию в паре.
На лекции в Киеве Маргарита Спаньолло-Лобб высказала тезис, что при наличии патологии в паре, вроде созависимости, насилия, объектных отношений, мы с парой не работаем. На этом месте по залу прошёл смешок, - а с чем же тогда работать? Наше общество только начинает осваивать психотерапию как средство для улучшения качества жизни, а не как последнюю инстанцию в патовой ситуации.

Тут важны разъяснения: вопрос, я думаю, в степени, в глубине патологии… Но, в любом случае, это препятствие для, собственно, психотерапии пары как системного образования. Поделюсь своими размышлениями на этот счёт.

Если один зависимый, а другой его "созик", то все процессы будут организованы вокруг этого. В паре появляется третий - это объект зависимости: вещество, игры… В таком случае мы не можем говорить о терапии пары, здесь нужна работа с созависимой системой, а это совсем другой жанр.

Насилие имеет множество форм и обличий, это не обязательно побои. И с этим можно и нужно работать. Сложность в том, что никто не приходит с запросом: помогите нам преодолеть насилие в нашей паре! Это всё обычно объясняется другими феноменами, а зачастую вообще находится вне зоны осознавания. Но терапевт всё видит, в том числе и сопутствующие искажения в поведении, в восприятии, в психике… Задача семейного психолога - назвать всё своими именами, а там как получится: сумеют ли оба участника воспринять такую правду и начать двигаться в нужном направлении, или нет. Если насилие приобретает серьезный характер, и мы отчётливо видим жертву, иногда мы можем продолжить работу только с ней, как отображено в фильме "Большая маленькая ложь". В некоторых странах при выявлении факта физического насилия в паре, психолог даже обязан заявить в соответствующие органы.

Объектное отношение одного из партнёров или обоих, тоже серьёзным ограничением, потому что, как бы это помягче объяснить, - люди отсутствуют. Есть выгодная партия. Богатый, престижный, любящий, удобный, красивый муж. Неотразимая, сексуальная, "статусная" жена (trophy wife), хорошая мать… Разные могут быть параметры ценности объекта, им действительно дорожат, и на словах он важен, но при этом не очень интересно, что же он чувствует. Это просто не входит в планы.

Дополню ещё про один момент - жертву во имя любви. Иногда мы встречаемся с ситуацией, которую патологией назвать нельзя, но такой расклад тоже не способствует работе с парой, как с системой. Когда один из партнёров не находит собственных смыслов и мотивации в походе к семейному психотерапевту, но решает поддержать любимого человека, сделать это для него, для отношений. Ведь если ему будет лучше, то и мне рядом с ним будет лучше.
Что из этого получится, предсказать легко. Если свой собственный мотив так и не будет обнаружен, запас человеколюбия рано или поздно иссякнет, и возникнет вопрос: а когда же уже будет "хватит", имеет ли это какие-то границы?.. Поскольку собственные, видимо, где-то затерялись.

Вам может быть интересно: