Психотерапия: вам какую?

Автор:Татьяна Мартыненко

 Geshtalt  Потребность в психологической помощи сегодня очень велика, особенно в странах, т.н. постсоветского пространства. Постепенно уходят в прошлое те времена, когда обращение к психологу было тревожным симптомом и, в связи с этим, чем-то постыдным. Все больше людей готовы доверить свои душевные терзания специалисту и хорошо видят разницу между приемом у психолога и беседой на кухне. Кто-то даже отличает индивидуальную терапию от консультирования, и как показывает практика, именно психотерапевтические направления становятся сейчас все более популярными. Волна многообещающих тренингов уже схлынула, и народ, в массе, готов к серьезной проработке своих проблем.

      И на этом фоне всплывает множество вопросов:  какой вид психотерапии мне больше подойдет, к каком терапевту лучше обратиться, сколько времени (и денег) это может потребовать, и что я в итоге получу?.. Кроме того, есть и другие рабочие нюансы, с которыми потенциальному клиенту предстоит еще столкнуться. И я их постараюсь осветить, опираясь на свой практический опыт терапевта и супервизора, и конечно же, – на собственный клиентский опыт. Я сразу исключу обзор тех категорий населения, которым помощь нужна, но психотерапия не совсем, не всегда или с определенными условиями показана, или не показана вообще. Я не хочу перегружать статью смежными областями знаний – медициной и психиатрией. Давайте разберемся хотя бы среди тех, кто может и хочет потреблять этот высокоинтеллектуальный продукт.

   И первый критерий выбора у нас будет – краткосрочная или долгосрочная терапия? Краткосрочной терапией можно считать небольшое количество встреч (обычно от двух до десяти), за исключением срыва клиентом процесса терапии. Хорошо, если, формируя запрос, сам клиент понимает, что проблема, которую он хочет решить, не глубока, и он не хочет (сейчас) вовлекаться в тайны своей психики. И хорошо, если в этом нет необходимости для выполнения его запроса. Краткосрочная терапия дает толчок к решению какой-то конкретной ситуации (некоторые даже успевают ее исчерпать за это время), и при этом приподнимает кромку личностных особенностей клиента, освещает его зоны роста и обнажает связанные  с ними хронические точки напряжения.

    И вот с этим всем, уже более тяжелым, багажом можно продолжить работать в долгосрочной терапии. Долгосрочная не ограничена во времени, это частное расследование (или лучше сказать, исследование, разработка – reserch), внутреннего устройства клиента. Можно хоть всю жизнь непрерывно. Есть мнение, и я его разделяю, что по срокам, первый устойчивый эффект от долгосрочной терапии можно ожидать примерно через год.  Минимум через девять месяцев (что-то напоминает?) клиент может сказать,что он действительно изменился, стал другим человеком. Но это только начало… Клиент должен прожить с терапевтом хотя бы один период негативного переноса, а время для этого наступает у всех индивидуально. Когда терапии приходит естественный конец? Это очень сложный вопрос. Если отношения себя исчерпали – и это не результат сопротивления – наверное тогда?

     Тут нужно сделать важное отступление. Для понимания процесса терапии, ее продолжительности, и оценки каких-то результатов, очень важно отталкиваться от уровня организации личности. То, с чем справляется невротик, и с чем приходится иметь дело пограничному клиенту – совсем не одно и тоже. Но есть хорошая новость: не слишком нарушенную пограничную личность можно “дорастить” до невротического уровня. И это уже является критерием очень успешной терапии.

    Следующая опция – это формат, а именно: групповая или индивидуальная психотерапия. Чем отличается, я думаю, понятно. А вот кому какая больше показана? Я могу сказать следующее: всегда желательно совмещать оба формата. Также, в группу не очень хорошо идти без, хотя бы, нескольких часов личной терапии. Потому что, во-первых, на ориентировку уйдет много времени (что тут происходит и чем мы тут все занимаемся), а во-вторых, нужно хорошо понимать свой запрос: подойдет ли он для этого формата в принципе? На личной терапии можно прорабатывать очень личные и глубокие темы, особенно, если вы с терапевтом доросли до работы на границе контакта (перешли на личности). На группе хорошо проживать точки напряжения, связанные с адаптацией в социуме: темы конкуренции, стыда, агрессии, конфликты, проекции и переносы. Также групповой формат полезен клиентам, имеющим склонность к конфлюэнции, созависимым отношениям, личностям с параноидными тенденциями, страдающим легкой формой социофобии, компенсированным “пограничникам”.

    При этом важно помнить, что в группе могут вскрыться довольно глубокие травмы, которые необходимо собирать уже на личной терапии. В особо острых состояниях вообще не рекомендуется посещать группы. Также, групповой процесс не располагает к высокой степени интимности. В целом же, участие в группе проявляет новые грани личности и продвигает клиента в его взрослении. Для индивидуального и группового формата рекомендуется иметь, все же, разных терапевтов.

     Еще один критерий, который хорошо бы рассмотреть, – это пол терапевта, его возраст и “внешний дизайн” – то есть трансферентные характеристики (от слова “трансфер” – перенос). К кому обратиться: к мужчине или к женщине? Кого лучше выбрать: постарше или ровесника? Это, конечно же, клиент решает самостоятельно. Выбор терапевта – процесс интимный, это почти как выбор партнера (особенно для длительных терапевтических отношений). Я думаю, что каждый потенциальный (или опытный) клиент в глубине души чувствует, кто лучше подойдет для работы с его темами. Но может сопротивляться…

    Более нарушенным клиентам я бы рекомендовала для начала обратиться за помощью к женщине-терапевту. Чем более ранние травмы нужно проработать, тем больше необходимо присутствие материнской фигуры. Мужчины-терапевты (как им, должно быть, непросто) – ребята с особой подготовкой, и если нужно, “за мамку” тоже могут побыть. Но не стоит злоупотреблять этой их способностью – лучше эксплуатировать более подходящий объект (смайл). Понятно, что часто материнская фигура бывает настолько пугающей, что клиент невольно выбирает с ней не встречаться. Так же и наоборот – странно идти за мужской идентичностью к женщине, потому что к мужчине очень страшно. Как только это стало очевидным, лучше сделать над собой усилие и пойти к кому надо. Вообще, большинство специалистов сходятся во мнении, что в идеале нужно “проработать обоих родителей” – то есть, получить опыт долгосрочной терапии с терапевтами обоих полов.

  И еще один нюанс: некоторые клиенты бывают озабочены по поводу особенностей личного опыта терапевта. Существует расхожее мнение, будто психолог, не получивший соответствующего опыта в жизни, или не получивший определенный социальный статус, не может помочь клиенту преодолеть его трудности. Якобы “нет у него такого ресурса”. Это огромное заблуждение. Ресурс – это то, чем и как человек справляется с определенными вызовами среды. И если у терапевта этот, необходимый клиенту, ресурс есть, все будет в порядке. Возможно, и есть некоторая корреляция между личным опытом терапевта и его эффективностью (опять же – для конкретного клиента!). Но тут нужно учесть такое огромное количество факторов, влияющих на жизнь обоих, что сравнить будет практически невозможно. Все-таки, жизнь каждого человека разворачивается в своем уникальном поле… На практике мы можем видеть гениальных детских терапевтов без опыта воспитания собственных детей, превосходных семейных терапевтов-геев, незамужних женщин-терапевтов, клиентки которых благополучно выходят замуж… Главное, чтобы выбранный терапевт был компетентен в сфере запроса клиента (профессионал всегда признается, что вы – не его клиент, и  в случае чего, перенаправит к коллеге).

   И несколько слов по поводу цены за терапию. Для различных стран, регионов, а также сообществ, характерны свои ценовые категории, это понятно. Но кроме региональной разницы в гонорарах, существует также иерархическая ценовая градация. То есть, в зависимости от уровня подготовки специалиста и его опыта работы. Однако еще кто как себя оценит… Поэтому лучше выбирать терапевта, принадлежащего к определенному сообществу, где коллеги знают его “рейтинг” и могут его рекомендовать. Ищите свой ценовой сегмент, опираясь на существующие реалии. В целом, терапия для клиента должна быть достаточно дорогой услугой (чтобы ощущалась ценность и ответственность), но не истощающей для его бюджета.

   И, наконец, про перспективы развития событий… У клиента есть множество вариантов обойтись с опытом личной психотерапии. Вы можете благородно завершить свою терапию или поставить на паузу на неопределенный срок (желательно не до конца жизни). Или удрать с нее, оборвав отношения с терапевтом. Вы можете не возвращаться к этому больше никогда, или продолжить свое путешествие, меняя терапевтов,  и форматы психотерапии, пробуя другие направления… И по мере поисков эволюционировать, становиться все более искушенным клиентом (и если все делали правильно, то и проработанным). В этом суть свободной воли клиента. Вы – закон  и хозяин своей жизни.

   А если вас угораздило стать фанатом психотерапии, то можно и “вступить в секту” – пойти в обучающую программу подготовки психотерапевтов того направления, которое вам понравилось. На этой волне очарования недолго получить еще одно высшее образование, а там и сделать психотерапию своей профессией… В конце концов, все психотерапевты в мире получаются из клиентов! Правда, не из всех клиентов получаются терапевты…

Вам может быть интересно: