Супервизия

Автор:Татьяна Мартыненко

1546125601За последние три года у меня существенно развилась супервизионная практика, и я планирую совершенствоваться в этом дальше. Я много даю супервизий на группах и в индивидуальном порядке, для начинающих терапевтов, студентов и активно практикующих коллег. На данный момент, количество моих клиентов и супервизантов примерно одинаковое в процентном соотношении. Недавно от зарубежных коллег я узнала любопытный факт, что в психотерапевтических сообществах западных стран супервизор – это отдельная профессия, так может быть. Некоторые терапевты, безусловно с большим опытом, со временем выбирают заниматься исключительно этим. Я тоже замечала, что кому-то из коллег лучше даётся именно супервизия, а кому-то терапия.

Недавно в одной из групп меня просили навести ясность, какие виды супервизии бывают. Я знаю четыре модели:
1. Экспертная;
2. Терапевтическая;
3. Дидактическая;
4. Развивающая, или диалогическая.

В экспертной модели супервизор обладает некими специфическими знаниями, которых нет у клиента; обычно это касается определенной области знаний о человеке, с которой раньше не сталкивался в своей практике супераизант. Без рекомендации дополнительной литературы тут не обойтись.

Терапевтическая модель предполагает работу с личными переживаниями терапевта в контексте его встречи с клиентом. Без референции к личной терапии не обойтись, но и задачей супевизора не является отослать супервизанта на “личную доработку” – это каждый дурак может. Тут разобраться нужно: как так и зачем оно происходит, и как избежать нежелательного. Можно сказать, что такая супервизия – “терапия терапии”.

Дидактическая модель супервизии хорошо знакома начинающим терапевтам, когда думать самостоятельно ещё сложно, а нужно чтобы направили, что делать с живым клиентом. В данной модели ничего дурного нет; плохо, если терапевт ни с какой другой моделью больше не знаком. Опытный терапевт также может получать дидактическую супервизию при освоении, скажем, новых видов профессиональной деятельности: например, ведения групп различного формата, обучающих проектов и т.д.

Ну, и наконец, развивающая модель супервизии, или ее ещё называют диалогической. Здесь супервизор только создаёт условия для осознавания терапевтом сложностей, с которыми он столкнулся в сесси, при ведении случая, в своей терапевтической практике, а может даже, в проживании собственной профессиональной идентичности. В этой модели коллегиальная поддержка наиболее явная. В диалоге мы встречаемся на равных, размышляем вместе, отслеживаем процессы между нами, которые имеют непосредственное отношение к процессам клиента или группы, когда они являются предметом обсуждения.

Но в жизни супервизия это почти всегда микс. В своём супервизионном стиле я стараюсь делать так, чтобы терапевт, в первую очередь, думал. Поэтому, даже если происходит дидактическая или экспертная супервизия, всегда должен быть элемент развивающей супервизии, хотя бы кусочек.

Так же, супервизору не стоит смещаться в полюс “супер”. А это значит, что  только признавая своё несовершенство, можно позволить проявлять его рядом с собой другому. А в таком деликатном деле, как супервизия, это чувствуется особенно остро. Поскольку предметом работы является деятельность человека, его продукт, его мастерство. Я всегда стараюсь быть прозрачной и открытой, и максимально простой. Без экзальтации и пафоса терапия и супервизия явно выиграют.

На этом поспешу откланяться и приглашаю к сотрудничеству терапевтов, которые ищут себе супевизора, и возможно, вам подойду я.

Вам может быть интересно: