Слухи о моей смерти сильно преувеличены

Слухи о моей смерти сильно преувеличены.

На группах и от клиентов, и даже от некоторых коллег, я иногда слышу идеи про то, что в терапии можно каким-то образом травмироваться. Что психотерапевт, ввиду своего недостатка чувствительности и непрофессионализма может травмировать клиента. Как в личном контакте, так и на группе.
Я сильно задумываюсь в этом месте: что должен вытворить терапевт, и насколько он должен быть непрофессиональным, чтобы нанести психологическую травму взрослому, сформировавшемуся человеку, который дожил до этой (роковой) встречи, сам дошёл к терапевту и даже сам ему заплатил.
Из общей теории, психотравмирующим является событие, которое значительно выходит за пределы способности психики его обработать, рушит или деформирует картину мира, подрывает базовую безопасность.
Чтобы вызвать настоящую травматическую реакцию, взрослый человек должен подвергнуться угрозе физического повреждения или смерти, нарушению границ тела в виде побоев, сексуального или морального надругательства, ещё возможна серьезная угроза близким (но это технически сложнее)... что там ещё можно нафантазировать из достаточно быстродействующего, чтобы уложиться в пятьдесят минут?.. Также, ещё может обвалиться пол или потолок, кабинет может быть обстрелян или подвержен вооруженному нападению, - но здесь есть надежда, что подобное уже вне зоны ответственности терапевта.
Если какое-то событие в терапевтическом контакте, или на группе, сильно потрясло клиента, привело его в состояние частичной или полной потери адаптации и ощущения реальности, то мы можем говорить об актуализации (активации, оживлении) некой травмы, которая могла случиться ранее. Вероятнее всего, это что-то, что имело место в близких и значимых отношениях клиента (реальных!), начиная с раннего младенчества и вплоть до сего дня.То есть, мы скорее можем говорить о ре-травматизации, но не о травме, нанесенной терапевтом. Как говорил мой базовый тренер: поверьте, хуже чем эти двое (мама и папа), вы клиенту сделать ничего не сможете. От себя добавлю: даже, если попытаетесь занять место кого-нибудь из них.
Об этическом кодексе психотерапевта, в общих чертах слышал уже, наверное, каждый школьник. И если терапевт не предложил вам с ним переспать, одолжить ему денег, побелить-покрасить кабинет или, скажем, жениться на его дочери, не попирает законы морали и уголовной ответственности... То, может, и не стоит сразу забрасывать письмами этический комитет сообщества, к которому, этот специалист, вероятно, имеет отношение.
И всё же, никто ни от чего не застрахован, и критерий может быть такой. Если всё, что происходит у вас с терапевтом на встречах или за пределами, вы можете свободно обсуждать с другими людьми - жаловаться, негодовать или, наоборот, гордиться, то это касается ваших терапевтических отношений, но не травмы. А отношения, как известно, дело обоюдное, и ответственность тоже принадлежит двоим.

Читать далее

Любовь и идеал

Идеал наполняет, в придает силы и вдохновение. Любовь и идеал прочно связаны. В любви мы выбираем то, что затрагивает струны нашей души, что сопоставимо с нашими глубинными ценностями и тем, к чему мы стремимся. Если наш избранник не имеет ничего общего с этими укромными уголками души, или слишком далеко отстоит от них, он рано или поздно будет уничтожен. Это может происходить тихо и незаметно, иногда настолько медленно, что даже сама личность не в состоянии этого заметить. Как собственными руками…
Если нет любви, или эта любовь такого рода, что больше походит на сострадание или компромисс, на бегство от одиночества. Себе не соврешь, да и не надо.
Идеальное всегда связано с духовностью. Если я люблю кого-то по-настоящему, я люблю Бога в этом человеке. Не брата, не сестру (или вообще, чего доброго, - несчастного ребенка) - а именно Бога.
Это так просто и так сложно одновременно… Идеал - не то же самое, что идеализация. Принятие несовершенства божественного - в том отношении, что оно ни коим образом не должно оправдывать наши ожидания. Вот в чём разница. Идеализация - это надежда, что кто-то осуществит все чаяния детской души, запоздалые во времени, и избавит нас от страданий, может, не всех, но по большей части. Идеал - это внутренний компас, который ведёт нас к развитию.
Любовь приносит опыт, который душа выбирает для себя безошибочно.

Читать далее

Про сапоги и психологов

Недавно мне удалось пособирать мнений на тему фразы "сапожник без сапог", которое так любят бросать в сторону личной жизни психолога. Я организовала обсуждение в Фейсбуке, и только подтвердила свои догадки. Несмотря на исконное значение этого присловия - о признании профессионализма и востребованности мастера, - совершенно очевидно, что большинство людей применяют его именно в негативной коннотации. Но, я думаю, здесь важны не филологические тонкости, а именно социальный контекст.


Есть профессии нейтральные, а есть социально нагруженные. Психологи, психотерапевты, психиатры, душеврачеватели... всегда испытывали на себе аффективный заряд со стороны общества.
И вот, если ещё недавно отношение было окрашено, в большей степени, страхом и трепетом, то сейчас всё больше появляется ненависти. Страхи, связанные с различного рода стигматизацией, уступают место зависти к мелкобуржуазной деятельности. Расплодившихся психологов... Зависть приводит за собой осуждение.

Во времена жёстких границ, в психологической деятельности было много загадочного, это порождало защитную агрессию и обесценивание перед могуществом фигуры. Сегодня прозрачность и доступность информации даёт иллюзию власти над "авторитетами".

Действительно, количество предложений растёт, а качество их всё труднее оценить.
Это тоже порождает массу тревожных чувств, и соответственно, агрессии, поскольку потребность в помощи сохраняется, а в любой ситуации зависимости всегда гуляет много агрессии.


Благодаря социальным сетям и процессам, психологи и психотерапевты стали ближе к народу, доступнее, виднее. Все это и разворачивает повышенный интерес к качеству личной жизни самих специалистов. Возможно, потому что не достаёт адекватных критериев оценки профессионализма?..
А может быть, это ещё не изжитое отношение к психологу, психотерапевту, как к врачу. Врач, доктор - это некто намного могущественнее пациента, в силу специфических знаний и умений, чьей власти придётся отдаться, чтобы получить необходимую помощь. Баланс ответственности при таком раскладе очевиден. И наказание за ошибки, соответственно.


В этом обсуждении были ещё упоминания о терапевтической позиции: мол, терапевт из нее вылетает, если ему вдруг захотелось защитить себя.Вспомнилось, у кого-то из учителей: что это вообще такое - терапевтическая позиция, это как - сверху, снизу?.. Да. Будто наше человеческое куда-то девается, оно ни к чему здесь, а уж тем более уязвимость, и боже сохрани, - несовершенство.
Терапевт в меньшей степени защищён перед клиентом. Человек на приеме может отказаться отвечать на вопрос о своей личной жизни, а терапевт - нет. Мы даём клятву о неразглашении (врачебной) тайны, связаны этическим кодексом в желании пообсуждать клиента, а они свободны распоряжаться информацией о нас, в выражении недовольства от работы с нами, в своих фантазиях и проекциях и вольных интерпретациях. Терапевт уязвим, как компания, зафиксированная в Google.
Но это только часть вопроса. А если это - не наш прямой клиент? Если это бытовая беседа с кем-нибудь из дальнего или ближнего круга, неравнодушных к профессии, потенциальный клиент, или же приятное общение в social media?Хороший вопрос: а может ли терапевт защитить себя в том же духе, как и происходит атака? Что если он видит пассивную агрессию там, где нападающий её отрицает, или даже не осознает? Что если сама деятельность подразумевает особый статус (status quo?) и это усугубляется тем, что мы - реклама самих себя.
У нас связаны руки, мы должны выбирать форму, рассчитывать силы, мы должны быть чуточку выше (всего этого), старше, мудрее. На нас смотрят, нам доверяют, к нам прислушиваются, за нами пристально следят.

Читать далее